Menu
RSS
A+ A A-

Промышленность во время революции

Ход промышленного развития испытал лишь очень небольшое влияние тех факторов, которые непосредственно предшествовали революции и вызвали ее. Дух недовольства английским колониальным законодательством и желание уменьшить нашу промышленную зависимость от Великобритании, действительно, два или три раза до начала враждебных действий, сокращали до некоторой степени ввоз предметов роскоши.

С закрытием порта Бостона первый конгресс издал только враждебные постановления в этой области; поста появление 1774 г., призывающее отдельные колонии прекратить ввоз британских товаров непосредственно из этой страны и из всякого другого места, и другое, в 1775 г., запрещающее вывоз американских продуктов, кроме табака и риса, в Великобританию или ее владения. Революция сама по себе оказала более положительное действие на отечественную промышленность, чем это делали противоввозные соглашения. Во время революции производство различных: предметов получило сильный толчок, благодаря настоятельному спросу на военное снаряжение, благодаря прекращению внешней торговли и благодаря высоким ценам эпохи бумажных денег. Особенно это было справедливо по отношению к железной промышленности, текстильной и к производствам других предметов первой необходимости.

К началу военных действий колонии, вероятно, производили достаточно железа для гражданских потребностей, но переброска рабочих на военные производства и другие причины вызвали сокращение производства железа. Производство же стали, с другой стороны, которое было подавлено постановлением 1750 г., достигло определенного прогресса. Изготовление огнестрельного оружия существовало во время колониального периода и теперь оно увеличилось: были основаны пороховые заводы, а гвозди и другие мелкие предметы из железа и стали производились все в возраставших количествах. Производства бумаги, отекла и глиняной посуды обнаружили некоторое развитие уже к началу революции, но распространились и усовершенствовались в период военных действий. Непосредственное действие революции в области текстильной промышленности «заключалось, главным образом, в увеличении добычи шерсти и хлопка, в распространении употребления предметов местной выделки, особенно на Юге, и в ускорении перехода доморощенного ремесла в кустарную промышленность, организованного купцами-работодателями: мелкими фабрикантами. которые снабжали коммерческий рынок». В общем революция была периодом распространения промышленности и развития новых ее отраслей.

С восстановлением мира эти зарождающиеся отрасли промышленности быстро зачахли, так как они не могли бороться с потоком дешевых продуктов, который хлынул в страну из Великобритании. Политическая независимость была достигнута, но в промышленном отношении Соединенные Штаты оставались в зависимости от Великобритании, как бы продолжая еще оставаться колониями. Они продолжали ввозить большую часть своих фабричных товаров из Англии, а сами, как и раньше, занимались земледелием: и торговлей. Английские фабриканты в это время обладали монополией па новые машины, которые революционизировали текстильную промышленность, и, обеспечив запрещение их вывоза, они не допускали роста промышленности в Соединенных Штатах, чего они прежде добивались при помощи постановлений о мореплавании.

Промышленная революция в Англии

Начиная приблизительно с 1760 г., ряд замечательных изобретений, особенно в области текстильного дела, произвел полную революцию в английской промышленности- Эти изобретения состояли в применении машин к прядению и тканью. До 1764 г., вся пряжа, употреблявшаяся в производстве всякого рода тканей, сучилась в нитки при помощи доморощенной прялки, между тем как тканье совершалось при помощи ручного ткацкого станка. На этом грубом орудии можно было получить ткань более прочную, чем могла быть выработана пряжа, но между 1764 г. и 1780 г. прядильные машины были усовершенствованы Харгривсом, Аркрайтом и Кромнтоном, которые сделали возможным сучение нескольких тысяч ниток сразу. Пряжу теперь можно было сучить гораздо быстрее, чем ткать, и о в 1785 г. Арктрайт изобрел механический ткацкий станок, и машинное оборудование текстильной промышленности было фактически закончено.

До этого времени текстильные фабрики устраивались около текучей воды, от которой получалась энергия; применение уже употреблявшейся для осушки копей и поднятия угля на поверхность земли паровой машины, как двигательной силы для работы новых машин, сделало возможным устройство фабрик около крупных населенных центров. Применение паровой машины в разработке копей дало также толчок вселенной промышленности, которая могла теперь получать для себя запасы топлива по более дешевым ценам, Англия и вывоз машин.

Благодаря обладанию этими машинами, Англия держала в своих руках производство хлопчатобумажных и шерстяных товаров, потому что без машин ни одна страна не могла надеяться на успешное соперничество с ней. Парламент ревниво охранял эту монополию и издавал строгие законы, запрещающие вывоз машин, их планов или моделей 1774 г. Вывоз некоторых инструментов, употреблявшихся в хлопчатобумажном или льняном производство, карался штрафом в 200 ф. ст.; в 1781 г., это уложение было распространено на шерстяную и шелковую промышленность, и к штрафу было прибавлено еще заключение в тюрьму на двенадцать месяцев. В следующем году под угрозой штраф] в 500 ф. ст, запрещен был вывоз машин, употребляемых в хлопчатобумажном производстве; это запрещение распространялось также на приборы, употреблявшиеся в железной н стальной промышленности. Строгим наказаниям подвергались также те, кто соблазнял английских рабочих на эмиграцию. Такими способами, которые были простым применением принципов меркантилизма, парламент надеялся обеспечить для Англии исключительную выгоду, от новоизобретенных машин и сделать ее мировой промышленной нацией.

Введение машин в Соединенных Штатах и промышленные опыты

В результате этих препятствий американские фабриканты были принуждены или добыть новые машины путем контрабанды, или изобрести их, и это исторический факт, что оба способа практиковались до тех нор, пока большая часть секретов английских изобретателей не была воспроизведена в Соединенных Штатах. Уже в 1775 г. в Филадельфии была лущена в ход прядильная машина но типу Харгрива, а в 1786 г. Роберт и Александр Барр, два шотландских им-мигранта, полупили от Массачусетса награду в 1.000 долларов за то, что дали возможность построить чесальные, вытяжные и прядильные машины для шерсти и хлопка. Это были, вероятно, первые в стране машины, основанные на моделях Аркрайта. Первая хлопчатобумажная фабрика в Соединенных Штатах была основана в 1787 г. в Беверли, в Массачусетсе; Двумя годами раньше Слатер построил ее в Потукете, но это было незрелое предприятие. За ней быстро последовали другие в Род-Айленде, Нью-Йорке и Пенсильвании. Для всех их энергия доставлялась, вероятно, при помощи лошадей. Много попыток ввести промышленность было сделано также на Юге и на Западе.

Американские изобретатели также развивали деятельность: в 1783 г. Оливер Иване сильно усовершенствовал мельницы, а несколько лет спустя изобрел первую в истории паровую машину двойного действия и высокого. давления: Ромсей, Фитч, Перкинс и другие увеличили описок чисто американских изобретений. В общем, однако, промышленность до 1789 г. была чахлой, вследствие иностранной конкуренции и слабости американского правительства. Действительно, неспособность конгресса надлежащим образом позаботиться, на. основании положения о конфедерации, об упорядочении нашей внешней торговли и раздражающее коммерческое законодательство штатов повели к созыву конвенции в Эннаполисе в 1787 г. и спустя два года, к принятию конституции.

Конституция и начало покровительства

1789 г. в экономической жизни народа не обозначает такого перелома, какой произошел в его жизни политической. Однако, с установлением более централизованного правительства, были сделаны некоторые усилия в интересах находившейся в затруднительном положении «младенческой промышленности» того времени, чтобы добиться некоторой защиты от иностранной конкуренции.

Второе постановление, изданное 4 июля 1789 г. конгрессом на основании новой конституции, начинается вступлением: «Так как для поддержки правительства, для уплаты долгов Соединенных Штатов и для поощрения и защиты промышленности является необходимым, чтобы были положены пошлины на ввозимые продукты, изделия и товары, постановлено» и т. д. Хотя кажется очевидным, что известная степень покровительства предполагается этим актом, главной целью его был доход, и пошлины были очень умеренными, в среднем только 8%, а самая высокая по достоинству пошлина была 15%; это были самые низкие таможенные ставки, когда-либо установленные конгрессом в общем законе. С другой стороны, следует помнить, что дальнее расстояние и высокая стоимость фрахта служили значительной дополнительной мерой покровительства. В дополнение к этому и к другим таможенным постановлениям, изданным в течение 1789—1793 гг., постановление о тоннаже для иностранных судов и особые пошлины на все товары, ввозимые не па американских судах, являлись дальнейшим покровительством, но в данном случае скорее для американского судоходства, чем для промышленности.

Зарождение Фабричной системы

В различных местах было сделано много попыток ввести механическое прядение, но первое полное оборудование машинами хлопчатобумажного производства было устроено в 1789 г. в Поту кете в Род-Айленде Самуэлем Слатером, прозвавшим президентом Джексоном «отцом американской промышленности». Вследствие строгого законодательства против вывоза машин из Англии, Слатер был принужден все машины, употреблявшиеся на этой фабрике, делать по памяти. Он был также поставлен в необходимость обучить своих рабочих, прежде чем они смогут обращаться с машинами, и для этой цели он основывает фабричную школу. Многие писатели этого времени говорят, о большом прогрессе, достигнутом в промышленности. Бриссо де-Варвиль, описывая свое путешествие в Соединенные Штаты, говорит: «невозможно перечислить все предметы, на которые обращено их внимание; почти половина их была неизвестна до войны. Прядильная машина Аркрайта хорошо известна здесь и сделана в этой стране».

В своем знаменитом отчете о промышленности, 1791 г., Александр Гамильтон описывал семнадцать отраслей промышленности, которые уже достигли значительного развития, обращая скопление сырья из различных местностей на нужды промышленности, а также разделение труда и продажу продуктов на отдаленных рынках. Перечисленные им предметы заключают производства кожи, железа, орудий и машин, текстилыгых товаров, гончарных изделий, спиртных налитков, бумаги, шляп, масел, сахара, скобяного товара, экипажей, табака и пороха. «На ряду с производством этих предметов, которое ведется как регулярное торговое дело и достигло значительной степени зрелости, существует еще широкая арена кустарной промышленности, которая доставляет обществу гораздо большее количество предметов, чем это можно себе представить, не сделав ее объектом специального исследования. Большое количество грубого сукна и т. п. изготовляется кустарным способом и во многих случаях в размерах, не только достаточных для потребления семей, в которых они выделываются, но и для продажи, и в некоторых случаях даже для вывоза. В некоторых округах вычислено, что две трети, три четверти и даже четыре пятых всей одежды жителей изготовлено ими самими». В 1789 году Теши Кокс, оценивает общую стоимость американских производств «несомненно больше, чем вдвое против стоимости их вывоза местных товаров», или приблизительно в 50 млн. долларов.

Ввоз промышленных изделий

Большая часть производства велась еще кустарным способом или в мелких мастерских. Так называемые фабрики были малы и часто недолговечны. Движение в пользу промышленности, которое обнаружилось в издании закона 1789 г., в ближайшее десятилетие получило серьезную задержку. Развивалась значительная ввозная торговля текстильными продуктами с Индией и Китаем, Россией и Голландией; ввоз из Англии также сильно возрос. Было дешевле покупать ввезенные товары, чем производить их у себя. С другой стороны, было увеличение спроса заграницей на наши сельскохозяйственные продукты, а возникновение наполеоновских войн направило наш труд и капитал по этому руслу, а также и рафрахтовую торговлю. Двадцать лет спустя секретарь казначейства Альберт Голлатин следующими причинами объяснял медленный рост отечественной промышленности Соединенных Штатов за этот период: обилие земли, высокие цены на труд, недостаточность капитала, большая выгодность земледелия и торговли во время континентальных войн и верность старым привычкам.

Рост промышленности был настолько медленен, что в 1804 г., пятнадцать лет спустя после устройства Самуэлем Слатером первой хлопчатобумажной фабрики, во всей стране существовало только четыре таких фабрики. В самом деле, Великобритания снабжала нас промышленными товарами в такой большой пропорции к нашим, что когда в 1806 г., было предложено прекратить с пей сношения, такой проект бил объявлен невозможным. «Фарфор, стекло, гончарные изделия, скобяные товары, ножевый товар, острые инструменты, шерстяные одеяла, шерстяные материи, холст, ситец, и сотня других предметов каждодневного потребления шли из Великобритании. в таком количестве, что стоимость ежегодного ввоза достигала 35.000.000 долларов, и на них уплачивалось 5.500.000 долларов пошлин, или приблизительно половина всего, что получала таможня». Английское и французское посягательства на наше нейтральное судоходство требовали, однако, ответных мер; в ответ на английские королевские указы и берлинский и миланский декреты скоро последовало постановление об эмбарго, которое запрещало американским судам покидать порты Соединенных Штатов. Это постановление можно рассматривать как завершение колониального пли формирующего периода, нашей жизни, и начало национального, органического промышленного развития.

Население в 1790 г.

Первый ценз, произведенный в 1790 г., сообщает о населении в 3.927.214 душ. Это число распределено поровну между Севером и Югом. Большая часть народа (около 69%) были белые туземцы английского происхождения, в том числе небольшая часть иммиграции последних годов, по была также смесь различных элементов (около 12%); негры составляли остальные 19% всего населения. Большинство народа жило еще но побережью Атлантического океана, хотя движение на Запад уже началось, В это время Виргиния была наиболее населенным штатом, за, ней следовали Пенсильвания, Северная Каролина, Массачусетс и Нью-Йорк. Промышленность была еще недостаточно развита для того, чтобы обусловить сильное развитие промышленных штатов, которое последовало за введением фабричной системы. Самый большой город страны Нью-Йорк имел только 49.400 населения, в то время как Филадельфия, занимавшая второе место, имела только 28.522, за ней следовали Бостон (18.320) и Балтимора. (13.503); только 33%; народа жило в городах с населением в 8.000 или больше. Сельские общины были широко самостоятельны, удовлетворяя свои потребности при помощи сельского хозяйства или кустарных промыслов. В приморских городах существовала значительная торговля, но недостаточные средства сообщения препятствовали иностранным товарам проникать далеко в глубь страны.

Условия труда

Как и в течение колониального периода, большинство населения, занималось земледелием и, за исключением Юга, где большая часть работ выполнялась рабами, большинство земледельцев в стране было независимыми фермерами. Рабочие по найму были, главным образом, ремесленники и находились почти исключительно на Севере; этот класс вдавался в опоры о положении рабочих. Революция внесла мало перемен в его судьбу; после, как и до нее, обыкновенный неопытный рабочий зарабатывал в среднем около двух шиллингов в день; рабочий день продолжатся от восхода до захода солнца. Между тем бедность была редкостью, стоимость жизни была низкой, и рабочему еще оставалось немного сверх того, что уходило на предметы первой необходимости. Переселение на запад и развитие фрахтовой торговли подняли оплату неквалифицированного труда около начала девятнадцатого столетия до 80—90 центов в день.

Картина жилища и одежды рабочего около 1790 г., какую дает Макмастер, показывает очень непривлекательные условия. «Посыпанный по полу песок выполняет обязанности ковра. В буфете рабочего не было фарфора, не было гравюр на стенах. Что такое камин, он не знал, никогда не видал угля, никогда не слыхал о спичках. Он редко пробовал свежее мясо, не чаще раза, в неделю, и платил за него цену гораздо более высокую, чем его потомство. Если пища ремесленника теперь показалась бы грубой, его одежда показалась бы отвратительной. Пара лосиных или кожаных штанов, красная фланелевая куртка, заправленная в брюки рубашка, грубая поярковая шляпа с поднятыми полями, башмаки из воловьей кожи, украшенные огромными медными пряжками, и кожаный передник—составляли его скудный гардероб. Кожу он смазывал салом, чтобы сделать ее мягкой и гибкой». Рабочие этого периода поручали, кроме того, мало умственной пищи; окружающая среда была ограничена данной местностью и было мало связи с внешним миром.

Недостаток организации труда

Пока было мало или ничего не было сделано для того, чтобы защитить законодательством права рабочих. Они получали плату в неопределенные сроки, а если не получали ее вовсе, то не были в состоянии обеспечить свое вознаграждение путем наложения запрещения на продукт своей работы. Законы о долгах были особенно суровы: за задолженность хотя бы в самой маленькой сумме человек мог быть брошен в тюрьму и содержаться там до тех пор, пока не будет заплачен его долг и стоимость содержания в тюрьме. Наемный рабочий без собственности не владел избирательным! правом или правом занимать выборные должности, и, следовательно, не мог отзывать никакого политического влияния, чтобы направить законодательство в свою пользу. Однако, несмотря на такие условия, рабочего движения не было. Существовали отдельные организации рабочих в немногих более квалифицированных и централизованных областях промышленности, как у печатников в 1786 г. и у сапожников в 1794 г. в Нью-Йорке и Филадельфии. Случайные стачки бывали, и за ними следовали попытки заговоров, но до 1827 г. не было общего движения во всех отраслях труда. Некоторые из ранних организаций были, кажется, образованы для чисто благотворительных целей, но все они были ограничены только квалифицированными рабочими; неквалифицированные рабочие оставались необъединенными и неорганизованными. Вследствие этого рабочие были не в состоянии в течение этого раннего периода оказывать какое- либо влияние па законодательство. Кроме того, экономическая среда новой страны вела к чрезмерному выражению промышленного индивидуализма.

Итоги

Ограничения, поставленные Великобританией экономическому развитию американских колоний, почти неизбежно повели к революции и разрыву политических связей между двумя странами. После приобретения политической независимости, колонисты еще надеялись, что они останутся земледельческой общиной и будут вести взаимовыгодную торговлю с английскими промышленниками, вывозя сырье взамен фабричных продуктов. Осуществлению этого идеала сильно препятствовала ограничительная политика самой же Англии, сделавшая невозможной торговлю между двумя странами па равных условиях. Началось движение в пользу более тесного экономического объединения между штатами, которые до сих пор ревниво держались отдельно, и в пользу достижения национальной экономической независимости.

Действительное проведение этой политики только что началось, когда возникновение наполеоновских войн в Европе представило удобный случай для получения выгод от торговли и земледелия, что и обусловилонаправление всей энергии по этим руслам. Между тем Соединенные Штаты.

занятые этой нейтральной торговлей, были принуждены, для защиты своих прав в открытом море, опять взяться: за оружие и предпочли сделать это против Великобритании. С окончанием войны 1812 г. Соединенные Штаты, можно сказать, фактически достигли полной коммерческой независимости. Борьба за национальную промышленную независимость, которая началась благодаря прекращению внешней торговли во время эмбарго и войны 1813 г., больше характеризует следующий период.

Сейчас на сайте

Сейчас 236 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте